Ученые умы утверждают, что у слонов при наблюдении за младенцами и кошками активизируются те же самые зоны мозга, что и у людей. А именно: участки, которые отвечают за умиление. Ощущение трепета при взгляде на что-то маленькое и милое — это очень человеческая эмоция, и если такое отношение к детенышам homo sapiens вполне очевидно, то почему кошки так воздействуют на нас? Более того, даже слоны подвержены этой то ли магии, то ли напасти. Вот правда, сколько у вас знакомых, которые категорически не любят кошек? Если опустить случаи с аллергией и, допустим, с детской травмой, то очень немного. Когда-то кошки были объектами поклонения, вспомним Древний Египет. Однако, если говорить о столице умиления усатыми и пушистыми, то это Стамбул.

Вообще этому городу в равной степени свойственно умиляться как малышу, которого очень-очень нужно вот прямо сейчас потрепать по щеке, взвихрить ему кудри или шутливо отобрать панаму, так и лелеять бытность местных кошек. Очень человечный город.

Кошки здесь полноправные жители города. Пожалуй, наблюдение за ними любопытнее самых интересных экскурсий местных гидов.

В европейской части города, Бейоглу, кошек заметно меньше, чем в других местах. Многочисленные кафе на террасах предлагают самый душистый кебаб и не менее пьянящий кальян. Прекрасные, но труднодоступные для обычного бродяги виды на Босфор и Галатскую башню, судя по ценнику являются частью меню. Публика здесь задумчивая и чуть унылая. А вот зато внизу жизнь движется куда как смелее, чем на самых тусовочных крышах. Бесконечные ряды сувенирных лавок тянутся по всему кварталу. Самое интересное происходит снаружи, когда продавцы выбираются из душных помещений посудачить обо всем на свете. Никакая встреча не проходит без тюльпанчика чая и флегматично взирающей на происходящее кошки на заднем плане. Очень приятно устроиться тут рядом и слушать тихий гул турецкой речи. Вроде и жаль, что не знаешь этот дивный язык, а с другой стороны тем загадочнее кажется происходящее. Ну а крыши, если карман не пуст, тоже не стоит оставлять без внимания.

Знаменитый рыбный рынок Кадыкёй серебрится на утреннем солнце и источает морские ароматы. Кошки на Азиатской стороне очень ловкие, шустрые, как и все местные. Коричневые от солнца сухие мужчины с подносами, где, конечно, чай и почему-то тыквенные пересоленные семечки, ловко снуют между безмятежными парочками, усевшимися где придется. Наперегонки бегают цыганки с розами, предлагают осчастливить увядающей розой милую даму. Нет, говорит парень, не надо. Подожди, говорит женщина, присаживается, подбирает юбку, берет одну розу, обрывает лепестки и бросает на волосы девушке. Ну как не купиться на такое? А сколько нежных и оттого чуть коварных слов при такой сделке! Да, определенно стоит учить турецкий, чтобы прочувствовать всю эту пахлаву речей.

В такой толкотне и не разберешь, где кошки, где люди. А кошки рядом с рыбаками спокойно ждут утренний улов. Хорошо купить мороженое, то самое стамбульское, тянучку, прищуриться и впитывать окружающий хаос.

Квартал Мода. Где-то кричат дети, пахнет жареной ставридой и цветущими яблонями. Кошки лениво наблюдают за молодыми и красивыми, которые также лениво передают сигарету друг другу. Жизнь никуда не спешит и наслаждается сама собой.

Принцевы острова не Стамбул, но без них этот четырнадцатимиллионный гигант сложно представить. Сорок минут соленых брызг в лицо, и слоулайф в чистом ее виде очаровывает мгновенно. Уже позабывши про только что случившуюся влюбленность в шумные бульвары Кадыкея, мечтаешь залечь на дно на островах на недельку другую. Обвитые вьюнами дома хранят какие-то волнительные секреты, солнце падает в волны Мраморного моря, морские звезды лиловыми спинками глядят в голубое небо. Кошки как самый изящный декор дополняют и без того безупречную реальность.

Нрав кошек Стамбула особый. Похож на торговцев мидиями и жаренной ставридой. Они ни к чему не призывают, а просто прекрасно вписываются в окружающий ландшафт или создают его сами. Блестящая раковина мидии в руке, желтые кружки лимона сочатся на солнце — пройти нельзя отказаться. Жизнь в Стамбуле полна красок и удовольствия. И умиления.

Фото Нина Панина