Автор статьи: Инга Тарарушкина. Паблик Инги Японский язык: обнять необъятноеФиналист потока Language Heroes

Не люблю и все. При этом я осознаю весь масштаб постигшей меня катастрофы. О! Если бы я только любила Гарри Поттера! Я могла бы вступить в клубы его фанатов, с легкостью нашла бы переводы на все языки мира, присоединилась бы к многочисленным сообществам и принимала бы участие в проектах по совместному чтению, обучению и обсуждению. Но я не люблю. Более того, приступая к написанию этого откровения, я четко представляла себе все риски быть распятой, затоптанной и преданной анафеме многочисленными гаррико-фанатами. Но больше, как говорится, «Не могу молчать»!

«Нечто невысказанное»

Может быть, произошло это потому, что Гарри уж как-то многовато в моей жизни. И он просто уже поднадоел. Был период, когда дочка буквально им зачитывалась. Мы собирали всю поттериану, выслушивали восторженные пересказы текущих событий очередной книги, дом замирал в благоговейной тишине, когда по телевизору в -дцатый раз демонстрировали фильм. Потом дочь выросла и охладела, а я так и не зажглась.

Может быть, меня немного смущает само слово бестселлер. Двусмысленное какое-то значение. Хорошо продается, потому что с желанием покупают или потому что умело продают?

Увлекательный сюжет? Допустим. Много полезной лексики? Отлично. Большое количество способов эту самую лексику учить? Великолепно. Я ни в коем случае не умаляю достоинств писательницы. Она, скорее всего, гениальна, но не менее гениальны и ее литературные агенты с их грамотными маркетинговыми ходами. В любом случае, считаю, что значение Гарри Поттера в жизни любителя иностранных языков значительно преувеличено.

Если вы поклонник романа, изучающий какой-либо другой язык, кроме английского, вам, казалось бы, тоже повезло: поттериану перевели практически на все языки мира. Но вот это как раз меня и смущает. Всем известно, что изучать язык нужно совместно с изучением культурного наследия и традиций народа-носителя. И никто не поспорит, что язык наиболее эффективно изучается в среде носителей. Если нет возможности попасть в такую среду, нужно ее искусственно создавать вокруг и, самое главное, внутри себя. А теперь скажите, какую среду вы создаете, читая волшебную повесть англоязычной писательницы, неизвестно кем переведенную на японский язык? Мы учим язык, чтобы читать оригиналы произведений, напитываться вкусом и красотой речи лучших представителей изящной словесности, а не чьи-либо пересказы. Но читая Поттера на японском или испанском, мы снова возвращаемся к этим самым переводам.

Я не хочу идти на поводу у большинства: если меня не цепляет само произведение, я не получу удовольствия от его чтения, даже если это для пользы изучения языка. Поэтому я иду искать свою книгу, которая, прежде всего, затронет все фибры моей души, и в которой мне приятно будет копаться.

«Из первых рук»

Все мы вышли из Гоголевской «Шинели», а Гарри Поттер, по моему мнению, вышел из Диккенсовского Оливера Твиста. Стал последователем «Волшебника Земноморья» Урсулы Ле Гуин, «Удивительного Волшебника из Страны Оз» Лаймена Фрэнка Баума, «Девяти принцев Амбера» Роджера Джозефа Желязны. И мне все же хочется для начала ознакомиться с родоначальниками жанра и в оригинале.

Александр Волков взялся переводить «Удивительного Волшебника из Страны Оз» для того, чтобы попрактиковаться в изучении английского языка, когда в нашей стране об этом произведении практически никто не знал. В процессе перевода, он изменил некоторые события и добавил новые приключения героев. Получившаяся в результате этого повесть «Волшебник Изумрудного города» обрела статус самостоятельного произведения, она была переведена на 13 языков и выдержала 46 переизданий. Возможно, благодаря вдохновению автора от первоначальной переводческой практики позже появились остальные его произведения о двоемирии. И я просто впадаю в депрессию от осознания, сколько же Подземных королей, Урфинов Джюсов и деревянных солдат мы теряем ежегодно в сражениях с Гарри Поттером только потому, что люди не ищут что-то новое и своё, а предпочитают читать «бестселлеры».

И дело тут не только в Гарри. Принимая решение учить какой-либо язык, мы тут же подписываемся на соответствующие языковые группы или паблики. Зачастую выбираем те, где как можно больше участников. И вот нам на ленту новостей регулярно приходят списки рекомендуемой литературы от этих групп. И там, за редким исключением, всегда один и тот же список: «Трое в лодке», «Шерлок Холмс», «Алиса в стране чудес», Джейн Остин, «Старик и море» и, конечно же, вездесущий Гарри Поттер. Мало того, готовя этот материал, я перечитала большое количество статей с рекомендациями по выбору чтения на различных сайтах языковых курсов. И там тот же дежурный набор.

Если Сомерсет Моэм, то чаще всего только «Театр» и «Луна и грош». Но ведь у этого писателя есть еще и потрясающие рассказы, тонкие, ироничные, вкусно написанные, на различные темы. У него даже есть цикл шпионских рассказов времен первой мировой войны «Ashenden: or The British Agent».

Если Алан Милн, то только Винни Пух. Но у него есть замечательный автобиографический роман «Слишком поздно» — It’s Too Late Now: The Autobiography of a Writer.

«Ярмарка тщеславия»

Легче всего идти вслед за рекомендациями по ссылкам. Но тут мы попадаем в забавную западню. Недавно на сайте издания TheTelegraph я прочитала об одном интересном исследовании. (Ой! Это я сейчас написала?! Я читаю TheTelegraph? Храните, Боги, LH и ее создательницу! Еще какой-то год назад я об этом даже помыслить не могла ). Так вот, оказывается, большинство книг, названия которых  люди упоминают в беседе, чтобы прослыть образованными и начитанными, они на самом деле не читали или так и не дочитали! И список этих книг практически совпадает со списками, которые нам рекомендуют к прочтению на языковых сайтах. И здесь опять не обошлось без вездесущего Гарри.

Поэтому гораздо более увлекательным и честным по отношению к себе считаю непрерывный сезон охоты на свою книгу.

Однажды в городской библиотеке на краю земли я открыла для себя романы Розамунды Пилчер (Rosamunde Pilcher). Я поделилась своим восхищением с подругой. Та книг на русском не нашла, прочитала Пилчер на английском и тоже пришла в восторг. А у меня появилась новая мотивация, я тоже хочу читать любимого автора в оригинале.

Открыв в магазине книгу Truman Capote «BreakfastatTiffany’s», и прочитав первую фразу «I always want to get back to places where I have lived, the houses and their neighborhoods», мне сразу захотелось стать собеседником автора: «Да-да! Я тоже иногда хочу побродить по тем местам, где когда-то жила, хотя бы в воспоминаниях!» Я тут же купила книгу и пошла «беседовать» с автором, напевая мотив из фильма.

Просто набрав в поисковике reading-book for English learners, я сразу же натолкнулась на книги Элеанор Корр (Eleanor Coerr) «Mieko and the Fifth Treasure» — о девочке, увлекающейся каллиграфией, и «Sadako and the Thousand Paper Cranes» — о знаменитой на весь мир японской девочке Садако Сасаки из Хиросимы, делавшей бумажных журавликов в надежде выжить после радиационного облучения. Я считаю эти произведения покаянием американской женщины за то, что совершили политики ее страны. И мне, изучающей английский и японский, этот тематический синтез показался очень интересным.

Считаю очень важным найти книгу своей мечты, книгу на вырост. Это очень хорошая мотивация учить язык. Такими книгами для меня стали рассказы О.Генри, новеллы О.Уайльда и Рождественские повести Диккенса. Я обожаю этих писателей, у меня огромное желание читать их без посредников в оригинале. И я сделаю все, чтобы когда-нибудь делать это без проблем. А вот Гарри Поттера или Терри Пратчетта я читать не хочу, даже на русском, даже несмотря на то, что их читают миллионы. Ну не мой это формат, не моя эстетика и не моя мечта.

«Наш сказочный роман»

Есть люди, которые любят народные сказки сами по себе. Они с увлечением будут читать их и на иностранных языках. Я не то что не люблю, они для меня — как дважды пройденный этап жизни. Сначала мне читали родители, потом я читала дочке. Чтение сказок вызывает у меня легкое чувство неполноценности, а это очень вредит мотивации.

К тому же у меня был неудачный опыт столкновения с оригиналом английской народной сказки «Три поросенка» в пересказе Joseph Jacobs. Узнав, что в первоисточнике сначала мать-свинья не захотела кормить своих детей и отправила их самостоятельно искать счастья, что волк все-таки сожрал первых двух поросят, а третий поросенок обварил и употребил в пищу самого волка, я получила культурный шок и читать английские народные сказки мне как-то расхотелось. Но за испанские все же взялась, потому что это народное творчество у нас в стране как-то плохо представлено, и мне хотелось бы ознакомиться с этим пластом культуры народов – носителей моего нового языка. Японские сказки тоже очень интересно почитать, хотя бы потому, что они для европейца кажутся экзотическими. Если в европейской культуре все тесно переплетено и взаимосвязано до такой степени, что многие путают авторство той или иной сказки, приписывая ее то братьям Гримм, то Андерсену, то народу Нидерландов, Япония долгое время была закрытым государством, развивалась самостоятельно или под влиянием не менее экзотических культур Китая и Кореи.

И все же хочу предостеречь от чтения детских книжек на японском, написанных без использования иероглифов. Их полезно читать для тренировки каны, вслух, громко, добиваясь беглости. Но у такого чтения есть три существенных недостатка:

1. Там практически нет катаканы, а именно она у всех вызывает затруднения, быстро выучивается после хираганы и так же быстро забывается ввиду редкого использования в текстах.

2. Из-за полного отсутствия иероглифов приходится долго разбираться с истинным значением слов, которые одинаково звучат и записываются каной, но имеют разное значение, а их в японском языке великое множество.

3. В этих книжках очень много ономатопоэтики. И это не всегда полезно и продуктивно.

Однажды я потратила два часа, чтобы выяснить, что означает くふくふ в книжке для чтения японской младшей школы. В конечном счете, я все-таки выяснила, что так смеются медвежата, когда им травка щекочет животы, улыбнулась, очаровалась, но поняла, что я убила кучу времени на поиск слова, которое мне практически может понадобиться только для того, чтобы привести данный пример. С этим явлением японской лексики обязательно нужно ознакомиться, если вы поклонник манги или у вас уже достаточно высокий уровень языка и хороший набор полезной, часто встречающейся лексики. Японские дети, как и российские, с рождения слышат все эти «ай, качи-качи-качи, несла баба калачи», «гуси-гуси га-га-га», и быстро узнают их в книжке. А вам оно зачем, если вы не мама японского ребенка и вам еще не хватает слов, чтобы сказать: «Сумимасен, как пройти в библиотеку?»

Тут бы я лучше посоветовала книги из серии Japanese Graded Readersレベル別日本語多読ライブラリ — библиотечка чтения на разных уровнях, с зелененьким лягушонком. Очень красочная серия с интересными и познавательными текстами, хорошим набором лексики и иероглифов и даже с озвучкой.

«Море изобилия»

Литература на японском языке очень скудно представлена на российском книжном рынке, если удается что-то купить, то это настоящая удача. Такой удачей стало для меня приобретение в издательстве «Востоковед» Хрестоматии для чтения на японском языке с параллельным русским текстом «Гений японской цивилизации» Якумо Коидзуми. Япония эпохи Мэйдзи глазами людей Запада, зарисовки из жизни разных слоев японского общества. Это очень интересное чтение не только для тех, кто изучает язык, но и для всех интересующихся Японией. И не менее замечательная книга Владислава Камионко «1000 иероглифов в афоризмах, пословицах и поговорках». Вот уж где и приятность, и полезность, и мудрость.

В библиотеке Ильи Франка японская полка в последнее время немного разнообразилась интересными изданиями серьезных авторов. Рядом с японскими сказками «Соломенный богач» и газетными «Японскими заметками о происшествиях» встали детектив Рампо Эдогавы «Психологический тест», новеллы «короля короткого рассказа» Синъити Хоси «Тайное общество», рассказы Акутагавы Рюноскэ «Счастье» и «В чаще».

Еще я люблю книги о России, предназначенные для иностранцев. Даже если вы совсем начинающий, многие факты, приведенные там, вам хорошо известны, и это помогает восприятию текста. В японском случае с помощью таких книг очень хорошо прокачивается именно катакана. Да и просто приятно читать о себе на иностранных языках.

С испанской литературой для русскоговорящих начинающих тоже не все благополучно – сказки, легенды и Лопе де Вега. Но в сети я нашла замечательные циклы детективов, подвластных даже знатоку на А1-А2. И еще две потрясающие книги Pablo M. Migliozzi «Tango» и Clara de la Flor «Flamenco». Красочные, атмосферные, со словарем и заданиями, с аудио приложением и даже с видео. Поистине, именины сердца.

«Доводы рассудка»

Считаю своим долгом заметить, что автор метода Илья Франк немного лукавит, вдохновляя нас на подвиги, которые могут оказаться нам не под силу. Он предлагает взять любую книгу, невзирая на уровень, и просто начать читать. Но, как показал мой опыт, это работает, только если ты способен делать все наоборот. Сначала читать отрывок на иностранном языке, практически все там понимая по смыслу, а за проверкой, уточнениями и незнакомыми словами идти в разбор фраз. В противном случае, такое чтение превращается в пытку. Кроме того, это ужасно расхолаживает. Не надо копаться в словарях, подбирать синонимы, выяснять различные формы одного и того же слова. Все это уже кто-то сделал для нас. А что легко достается, так же легко и улетучивается. В этой связи мне гораздо милее книги серии Bilingua. Они имеют разделение в соответствии с уровнем владения языком, и, хотя и есть параллельный перевод рядом на странице, но нужно хорошенько самостоятельно потрудиться, чтобы понять, как из одного получилось другое.

Знаете, в чем причина беглости чтения на родном языке? Мы не читаем каждое слово по буквам, мы узнаем его изображение. Для чтения этого вполне достаточно, но для правильного написания или произношения мало. По итогам последнего Тотального диктанта, наибольшую трудность для участников составили слова стерлядь и коньяк. Ну ладно стерлядь, рыба редкая, но коньяк знает каждый, даже самый пьющий человек, как здесь можно ошибиться? Все дело в том, что слово, которое мы часто видим, мы не прочитываем, а узнаем с первого взгляда на бутылку. А теперь представьте, что вы встречаете это слово сотни раз на других языках coñac, cognac, Kognak. Вы тоже с легкостью его узнаете, даже на незнакомом для вас языке, но при этом правильно написать его или произнести впоследствии, редко у кого получится, если с этим словом не поработать.

Поэтому я все-таки не склонна доверять Илье Франку и другим экспертам, которые советуют просто читать, впитывая в себя новые слова. Чтобы не «оконьячиться», не путать при написании though – through – thought или 待、持、特、時、詩, над этими словами нужно потрудиться.

И если иероглифы я обязательно прописываю в блокноте, то слова из английской или испанской литературы учу при помощи Memrise и Forvo.Начиная новую книгу, создаю список слов из нее и периодически прогоняя, запоминаю и написание, и произношение.

«Рассказы на ладони»

А еще я веду дневник чтения, да-да, тот самый, который меня заставляли вести в начальной школе. Вообще, из советской школы можно вынести немало, как сейчас говорят, полезных фишек для обучения. Многие современные «прогрессивные методы» на поверку оказываются хорошо забытыми старыми. Все знают, как полезно вести дневник на изучаемом языке. Все помнят, как важны диалоги с носителями. Но многие не начинают этого делать только потому, что не знают, о чем писать каждый день или о чем говорить с плохо знакомым иностранным человеком. И тут книга нам лучший собеседник. Начиная новое произведение, я открываю дневник, заношу туда автора, название, дату начала чтения. Там же я записываю новые слова, устойчивые выражения, понравившиеся фразы, свое отношение к персонажам, свое согласие или несогласие по каким-либо вопросам или поступкам действующих лиц. И пусть вначале это будет всего лишь отработка восклицаний たいへんですね、そうですか、すごいили ¡Quebien! ¡Queaburrido! ¡Quetontoeres! Постепенно можно будет переходить к сочинениям на тему «кто из персонажей мне ближе всех по характеру и образу мыслей». Или почему бы не начать вести свой дневник  по примеру Bridget Jones’s Diary?

«Когда я был настоящим»

А вот с Гарри Поттером я беседовать бы не стала. Там все так запущенно, что словами горю не поможешь. Гарри мне хочется просто обнять, усыновить и последующими действиями доказать ему и его друзьям, что нет волшебнее зелья, чем материнская любовь и сила семейного очага. Поэтому и маленькая девочка Элли, окруженная друзьями и волшебством, все равно стремится домой. И самый умный поросенок из авторского варианта сказки Сергея Михалкова строит дом для своих родных братьев. И герои романа Кадзуо Исигуро «Не оставляй меня», появившиеся на свет нетрадиционным способом, ищут свои корни и родные души. А создательница Гарри и его друзей напрочь лишила их этой потребности. За такое я бы лишала родительских прав.

Кстати, об Исигуро. Вот где интересно покопаться! Этнический японец, живущий в Великобритании и пишущий на английском языке. Как ему удается при этом создавать чисто английский роман «Остаток дня» и такой атмосферно-японский «Там, где в дымке холмы» или интернациональный «Когда мы были сироты»? И эти стильность и самобытность так сильны, что не теряются даже при переводе. Очень интересно, как они выглядят в английском и японском вариантах.

Писатели-билингвы — просто потрясающий простор для самостоятельных исследований. Владимир Набоков написал свою Лолиту на английском языке, а потом сам же перевел ее на русский. И скорее переписал, чем перевел. Вот как объяснял это сам Владимир Владимирович: «Я представил, как в некотором отдалённом будущем некто возьмёт да и издаст русскую версию «Лолиты». Я настроил свой внутренний телескоп на эту точку отдалённого будущего и увидел, что каждый абзац, и без того полный ловушек, может подвергнуться уродливому в своей неверности переводу. В руках вредоносного ремесленника русская версия «Лолиты» могла бы полностью выродиться, оказаться испятнанной вульгарными пересказами и промахами. И я решил перевести её сам». Сравнить оба варианта Лолиты гораздо интереснее, чем сравнивать не всегда удачные переводы Гарри. А помнить про «вредоносных ремесленников» и их «вульгарные пересказы» крайне важно, приступая к чтению переведенной литературы. На волне популярности Лолиты вышел другой, к сожалению, малоизвестный у нас роман Набокова «Пнин», написанный на английском языке в США. Главный герой — профессор русского языка и литературы, пытающийся вписаться в американскую академическую среду. Очень интересно за этим понаблюдать с точки зрения изучения языка и постижения различий культуры.

«Нечто человеческое»

Вы можете мне вполне резонно заметить, что, читая классику, я никогда не наберусь повседневной разговорной речи. И будете в чем-то правы. Но если я вдруг узнаю, что мне предстоит общение с зарубежными «пацанчиками на районе», я быстро подготовлюсь, почитав мангу или комиксы. И с классическим багажом мне это будет сделать легче, чем, наоборот, начитавшись манги, взяться за грамматику или иероглифический минимум. Потому что перевоспитывать в себе Элизу Дулиттл, обучая ее орфографии и вежливому стилю речи, гораздо труднее, чем скатиться до ее уровня.

Кроме того, я читаю журналы, где много интервью о повседневной жизни. Вот, например, にぽにか — красочный и познавательный журнал о жизни и культуре Японии на семи языках, в том числе и на русском http://web-japan.org/niponica/backnumber_ru.html

Огромный выбор японских журналов на любой вкус по различной тематике на этом замечательном ресурсе http://www.fujisan.co.jp/guidance/readdigital/, есть приложения для iPad/iPhone и Android.

А еще я очень люблю детективы, а там злодеи говорят, как раз используя неформальную речь.

Начав заниматься испанским языком, я первым делом отправилась в библиотеку в поисках книг испаноязычных писателей пока на русском языке. Мне хотелось найти что-нибудь новое, кроме обожаемого, но зачитанного до дыр Переса-Реверте или гениального классика Маркеса. И тут меня ждал двойной успех. Два открытия, которые вряд ли совершились бы, не начни я учить испанский. Марио Варгас Льоса – перуанский прозаик, Нобелевский лауреат, один из творцов «бума» латиноамериканской литературы. Но стопки его произведений почему-то не выставляют сразу при входе в книжные магазины, как это делают с Гарри Поттером, и в многочисленных советах «что бы почитать от знатоков» его тоже не встретишь. Первый же его роман, который я взяла — «Похождения скверной девчонки» — меня потряс. Мало того, что это современная ода всепобеждающей, прошедшей через годы и континенты, настоящей, единственной любви на всю жизнь. Но герой романа — перуанский переводчик, живущий в Париже, работающий в ЮНЕСКО, побывавший в Японии, изучающий русский язык и сделавший своим хобби переводы Чехова и Бунина. Вот уж действительно чтиво для полиглота.

Второй роман, который я тогда взяла, «Вдовы по четвергам». С его автором, аргентинской писательницей и журналисткой Клаудиой Пиньейро, я вполне могла бы подружиться: все, о чем она пишет, мы часто обсуждаем с моей подругой Наташей. На следующий день после прочтения книги случайно обнаружила в своей новостной ленте ссылку на экранизацию этого романа на испанском языке с субтитрами. И сразу у меня выстроилась замечательная связка! Книга на русском – фильм с субтитрами – книга на испанском – фильм без субтитров. Двигаясь в такой последовательности, ты не муторно учишь язык, а поступательно ищешь взаимопонимание с восхитившим тебя человеком и его произведением.

«Твоя»

Регулярно разгораются пылкие споры о том, надо ли читать адаптированные книги или все-таки лучше сразу переходить на оригинальные версии. Второе труднее, но при этом не ощущаешь себя слабоумным учеником коррекционного класса. Но ведь адаптации тоже бывают разные. Мне повезло. Первая книга, которую я взяла для чтения и занятий «Английский язык за 50 часов в увлекательном чтении и беседах» В.Д.Рыжкова, издательство «Янтарный сказ». Как жаль, что подобные книги у нас не переиздаются с 1994 года. Я обнаружила ее в библиотеке, но обойдя впоследствии все букинистические магазины Калининграда, так и не нашла. Зато узнала, что она очень популярна до сих пор и как только появляется в продаже, сразу покупается. В книге не только очень грамотная адаптация, скорее сокращение, чем переписывание языком для слабоумных, но и полезные упражнения, и краткий, но емкий грамматический справочник. Отработав по ней, например, рассказ О.Генри The cop and the anthem, я с легкостью потом прочитала его в оригинале.

Из того, что сегодня есть на книжном рынке, могу посоветовать Хрестоматию по англо-американской литературе Татьяны Камяновой. Сборник состоит из трех частей, английские и американские сказки и фольклор, британская литература 18-21 веков, американские писатели 19-21 века. Кроме часто встречающихся, здесь представлены Вудхауз, Брэдбери, Воннегут, Апдайк, Кинг, Теннесси Уильямс, Керуак и многие другие замечательные авторы. Произведения даны целиком или в отрывках, расположены по прядку возрастания сложности, с учетом времени выхода в свет. Сборник позволяет создать для себя целостную картину англоязычной литературы и найти что-то немодное, но по-настоящему любимое.

«Праздник, который всегда с тобой»

Еще пару секретов, проверенных на себе. На начальных уровнях изучения языка не ищите жанр, который вы предпочитаете на родном языке, и не отвергайте то, что читать бы ни в коем случае не стали. Например, все эти любовные романы про «он пылко взглянул на нее своими карими глазами, и ее сердце затрепетало». Все, что считается пошлым или примитивным на родном языке, может порадовать легкостью восприятия на иностранном и приучить к чтению. В данном случае, думаю, Дарья Донцова очень хорошо будет заходить у изучающих русский язык. В отличие от не всегда понятного фольклора, почитать авторские сказки и волшебные истории для детей на старте обучения тоже очень приятно.

Не создавайте впечатление о трудности книги по ее первой странице. Вступление, как правило, всегда тяжеловесно, откройте середину, попробуйте разобраться там.

Учиться должно быть трудно, читать — интересно, а заниматься любимым и полезным делом — комфортно. Кружка ароматного чая, кресло, плед, зеленая лампа, теплый, пахнущий типографской краской и бумагой томик любимого автора – это мой рай на земле.

Многое из того, что я здесь упомянула, мне еще только на вырост. Но все оно стоит на центральной полке, на самом видном месте, часто бросается в глаза. Дожидается. И то, что эти книги меня ждут, является для меня главным мотиватором в изучении языков.

Если мне не надо замуж за иностранца и не намечается работа в иностранной компании, если у меня нет возможности регулярно использовать иностранный язык в повседневной жизни, то чтение – это «праздник, который всегда со мной». Который позволяет не только поддерживать знания на достигнутом уровне, но и продвигаться вперед. Но на свой праздник я приглашаю только дорогих моему сердцу гостей.

PS. И в заключение — тест на внимательность. Попробуйте подсчитать, сколько книг так или иначе я упомянула в своей статье (автор, название или герой). А теперь подсчитайте, сколько раз я упомянула Гарри Поттера всуе. Примерно та же частотность, что и в рекламе рекомендуемой к прочтению литературы. Все то, что действительно нужно именно вам, не всегда нарочито бросается в глаза, оно стоит себе тихо и скромно в ряду таких же замечательных, но несправедливо позабытых книг и дожидается именно вас. Пойдемте искать!

Picture Credit