Автор статьи: Наталья Охотникова
Паблик Натальи - Французский 24 на 8  

Числительные во французском, и почему они важны

Числа окружают нас везде, и если от прилагательных или деепричастий еще можно откосить – то числительные такой возможности не дают. Даже для замшелого уровня А 0.5 нужно уметь сообщить миру, что у меня 4 кота, 6 языков для изучения и 99 евро в кошельке.

Числительные ударили меня по голове в первый же день во Франции, когда кассир супермаркета, пробив покупки, пробормотала себе под нос нечто среднее между детской считалочкой и формулой вызова сатаны.

Миссия услышать хоть что-то в этом «кятрвандиссет» была провалена – спас взгляд на дисплей кассы, где будто смеялось надо мной число «97». Так начались мои хождения по мукам – и изобретение собственной модели трехколесного велосипеда по изучению числительных.

Способ первый – переводим номера машин и телефоны в рекламе

Дорога на работу или учебу – это шанс, подаренный себе для закрепления навыка считать по-французски. Заняли место у окна, навели радары на дорогу – и тренировка началась. Проезжающие мимо машины – это минимум два сложных числа, если мозг с утра не очень варит, я даю ему поблажку в машин десять – и тот же автомобиль с номером «23-45» превращается в «deux-trois-quatre-cinq». Размялись – переходим в обычный режим, и тот же номер звучит как «vingt trois, quarante cinq». Спустились в подземку, значит, пора переходить на следующий уровень – «номера телефонов и цены на рекламе». Хоть и больно – мозг отказывается склонять сотни-десятки-единички — но без боли не бывает результатов.

Заодно запоминаем, что во французском год не бьется на два двузначных числа, как в английском (двадцать и семнадцать), а это полноценные две тысячи-десять-семь (deux mille dix-sept). И среднестатистический ценник 999 евро, гривен, рублей – это ад какой-то (neuf cent quatre-vingt dix-neuf).

За неделю ежедневной тренировки этот навык доведется до автоматизма, и «девяносто девять» (четырежды-двадцать-десять-девять) не будет вызывать никаких эмоций, кроме радости узнавания.

Способ второй – учим числительные в устойчивых конструкциях

Я путала «четырнадцать» и «сорок» ровно до тех пор, пока не выучила текст из учебника не к ночи будь помянутой Поповой-Казаковой о «le 14 juillet». «Лекяторзжвийе» я произношу быстрее, чем мозг успевает подумать, а не перепутать ли снова 14 с 40. И выдает ответ: «Не перепутать, потому что 40 июля не бывает». А к числу «сорок» я уже подобрала контрольный выстрел – «Али Баба и сорок разбойников»(«Ali Baba et les quarante voleurs»).

Так можно и нужно поступать со всеми сложными числами. Особое раздолье — для фанатов кино.

Легко запомнить, что есть комедия «Из 13 в 30» («Treize ans, bientôt trente»), французский мюзикл «Huit femmes» Франсуа Озона с божественными Фанни Ардан и Катрин Денев. Желание вызубрить французские «двенадцать» может привести к просмотру «Douze hommes en colère», на основе которого главный «мохнатый шмель» российского кинематографа Никита Михалков снял растиражированный для русскоязычной аудитории «Двенадцать»(«Les douze»).

И да, чего греха таить, «Пятьдесят оттенков серого» («Cinquante nuances de Grey»). Смотреть это не обязательно, достаточно выучить название так, чтобы число «cinquante»(пятьдесят) пристало к Вам как Анастейша к своему идеальному миллионеру.

Способ третий – вводим в повседневный лексикон числительные на французском

Если в первом способе нужно делать над собой усилие и осознавать, что мы прокачиваем числительные, то третий способ работает с точностью наоборот. Концентрируемся на том, что делаем руками или ногами,  и считаем автоматически по-французски.

Я делаю это в тренажерном зале, когда качаю пресс или приседаю, но этот метод работает с чем угодно — хоть ступеньки на лестнице считать, хоть пролетающих мимо голубей.

Преимущество в том, что Вы синхронизируете процессы – первые десять раз как на тренажере, так и в устном счете идут легко – un-deux-trois-quatre-cinq-six-sept-huit-neuf-dix. Потом становится сложнее приседать, и есть время достать из памяти onze, douze, treize, quatorze, quinze, seize. После шестнадцатого приседания я ненавижу всё и вся, и благодарю французского нелогичного бога за то, что с семнадцатого по девятнадцатое приседание думать не надо – dix-sept, dix-huit, dix-neuf. «Двадцать» (vingt) — самое любимое число, потому что ура, отдых.

Способ четвертый – перестаем заморачиваться и притворяемся бельгийцем

Если от сложных числительных пухнет голова, и кажется, что мозг вот-вот взорвется – выход есть. Сделайте вид, что Вы — бельгиец или швейцарец, и можете вместо soixante-dix «шестьдесят-десять» гордо говорить: septante («семьдесят») или nonante («девяносто»). Почему бы и да?

Лучший способ начать что-то делать – начать. Поэтому, дочитав эту статью, продекламируйте вслух свой номер телефона, машины или хотя бы квартиры. А потом — номер телефона близкого друга.

Да, сначала будет тяжело, мозг – ленивая скотина. Но удовольствие от того, что скоро Вы с легкостью продиктуете французским друзьям телефон, по которому будете доступны в квартирке с видом на лавандовые поля, – бесценно.

Поэтому trois, deux, un , поехали!

Picture Credit