Автор статьи: Яна Ушкова , паблик Яны — Di­ary of a quitter. Финалист потока Language Heroes 

Вжух, вжух. Тяжёлые взмахи крыльев. Прятаться? Смириться с горькой участью? Э! Не, ну ты чо, ты убить его, что ли, хочешь? Ну, поговори с ним по-драконски… А? «По-драконьи»?.. Сдвинутые брови. Это мой дракон, откуда тебе знать, на каком языке он говорит? В защиту могу сказать, что в прошлый раз этот самый дракон мне спалил полгорода. Языком любви ко всему окружающему он уж точно не владеет.

Удостаиваюсь удручённого покачивания головы… Ничего-то мы, взрослые, в жизни не разумеем.

Работать с маленькими детьми я пришла, не освободившись ещё из стен Альма-матер, учёба меня к такому не готовила, жизнь тем более. Первое, что я спросила у Гугла, услышав предложение о работе: «Что умеет делать 2-летний ребёнок?» Когда я оказалась в одном помещении с 2-летним малышом, прячущимся за маму, даже не знаю, кто кого боялся больше. Группа 3-леточек встретила леденящим душу ором и абсолютной неуправляемостью. А годовалые (плюс) малыши в ответ только переводили на меня глаза-озёра и несмело улыбались…

Эта статья о том, как познать дзен, играя с детьми от года до 6 лет на иностранном языке, вне зависимости от того, преподаватель вы или мама. Как дать детскому мозгу делать своё дело. И о том, что такое бесстрашие… Ведь мир сегодня – большая деревня, за иностранными языками будущее, а ещё экзамены в 4 классе, а в старшей школе!.. Выдохните, сходите за кружкой чая или кофе, – и мы уютно поболтаем.

Сразу оговорюсь, речь не пойдёт о билингвизме. Потому что идея воспитать билингва в русской семье, проживающей в русском обществе, – чуть-чуть (ли?) утопия. Титанический труд, как минимум. Наши данные – русские родители, русское общество. Что могут дать (не сильно) стабильные занятия языком в раннем возрасте и нужно ли на них решиться. Да, детские сады, в которых занятия ведут носители изучаемого языка и создаётся иноязычная среда на полдня, мы тоже возносить обсуждать не будем ;)

Вопрос 1. Нужен ли вообще иностранный так рано?

Да. Нет. Никто не знает.

Зелёный свет. Здравый смысл с вами (почти) всегда? Вы не ждёте ровным счётом ни-ка-ко-го «результата»? Вы внимательны к самочувствию ребёнка, а иностранный язык для вас – ещё один способ досуга с ребёнком? Открывайте дверь в Нарнию :)

Красный свет. Если же в вашем сердце вычищен уголок, хранимый под вьетнамский, умоляю, не откладывайте. Ведите за ручку на вьетнамский не реального своего ребёнка, а «внутреннего», то есть – себя! Это не эгоистично. Это клёво.

В самом раннем старте ничего плохого нет. Плохо – это «пахать» в столь раннем возрасте (читайте: в любом возрасте), отвечая родительским стандартам. Ужасно – это если иностранный язык не вписывается органично в жизнь ребёнка, а вы после работы срываетесь в детский сад, потом в бассейн, потом в музыкалку на дополнительные, а в половину восьмого урок английского. А по выходным «развивалки» — в школу готовиться. Опасно – это два поспешных поцелуя от мамы в череде сменяющихся чужих лиц. Если вы даже не могли представить себе, что так бывает, я выдохнула. Потому что у некоторых малышей очень взрослый взгляд. Пусть ваш ребёнок остаётся ребёнком в мире взрослых чуть дольше остальных – таких не страшно отпускать в мир ЕГЭ, поступления в университет, кофе, синяков из-за недосыпа, неверия в свои силы, слёз и нервного истощения. Они справятся, потому что помнят жизнь за пределами «учебного ада». И если сейчас хочется только играть в кубики – стройте крепости, такие, чтобы никто их потом не смог поломать.

Английский, французский и испанский смогут подождать, обнимашки – нет. У них есть срок годности.

Ответ. Решать вам. И вашему ребёнку.

Вопрос 2. Мы пошли в детский развивающий центр. И… Всё занятие только на английском? Он(а) же ничего не поймёт!

Если хотите определить ребёнка в развивающий центр или языковую школу, готовьтесь «занырнуть» и прощупать почву. Попроситесь на первые занятия, даже если вашему ребёнку уже три года и он без страха караулит место в очереди, чтобы вы метнулись за забытым хлебом. Познакомьтесь с преподавателем, ведь это не просто передатчик знаний — это человек, которого вы пускаете в жизнь ребёнка. И учитесь задавать важные вопросы: про азарт, усталость, эмоции, интерес в глазах. Не про количество отвеченных слов и прилежание на «уроке».

И да! Все занятия для малышей проводятся на изучаемом языке. Если учитель устроился перед двухлеточками с книжкой и начал нараспев, указывая на картинку рыжего питомца: «Какое животное сворачивается в клубочек? И делает мур-мур? Прааавильно, кошка. А знаете, как будет это слово по-английски? A cat! Давайте повторим его несколько раз за мной», бегите! Слышите? Вот прямо на этом моменте, пока не уснули, есть шанс убежать. Может, дети и будут трепетно внимать незнакомому человеку и впитывать непривычную обстановку. Но прок от занятия – движуха среди сверстников и неплохой навык отгадывания русских загадок. Нет никакой причины использовать русский для обучения в раннем возрасте. Все действия дублируются жестами, слова – вводятся с помощью предметов и карточек, отрабатываются в настольных и ролевых играх, песенках (обычно подвижных), повторяются в мультиках. Всё осязаемо, сжимаемо, откушаемо, иногда об стенку убиваемо. Прыжки с русского на другой язык лишь путают мозг, который не может сконцентрироваться на новых звуках, непривычных формах слов и грамматических конструкциях. Пусть первые дни ребёнок выходит с занятий: «Мама, тётя/дядя не умеет говорить, даже слово мячик не знает!». Детский мозг работает по иным законам, ему не нужен энергозатратный перевод, ему нужен контекст, чтобы впитать инпут, а потом выжать языковую структуру, открыть алгоритмы, по которым язык работает, соотнести предметы и образы с их новыми названиями. В мир мы не приходим несмышленышами – но исследователями. Такая схема будет работать до определённого момента. И она не гарантирует «пятёрки» в школе. Роль «пятёрок» в жизни вообще переоценивают.

Ответ. Поймёт. Точно поймёт. Точно-точно.

Вопрос 3. Разве из групповых занятий можно что-то вынести?

Группа. Несколько счастливых дитят вторят как могут чрезмерно эмоциональному учителю. К такому формату прилагается обязательная подготовка дома с вами. В жизни ребёнка столько событий, что, если занятия проводятся два раза в неделю, каждый раз будет как первый – материал занятий постоянно вымывается мощным потоком новой информации. К концу года ребёнок понимает несложные указания, знает N-ное количество базовых слов, может задавать и отвечать на вопросы, отработанные в рамках курса, отличнейше поёт знакомые песни – забытые слова заменяя на придуманные, что-то может прочесть. Всё зависит от выстроенного учителем или школой плана. Но помните – не отчеканенные единым Школьным Заведением дети идут разными дорогами к одинаковому (на первый взгляд) результату. Если ваш ребёнок тащится от букв и на вывесках ищет английские, но отмалчивается в почти всех устных заданиях, – это его путь развития. Некоторые начинают читать в два года, некоторые – в восемь. Кто-то «разговаривается» с первой минуты и строит предложения методом проб и ошибок, кто-то молчит первые два года занятий – будто собирается с мыслями. Кто-то с занятия выходит, заучив ВСЕ слова, введённые учителем, и даже без повторения выдаёт их на следующем уроке, а кто-то dog путает с frog, два дня их учит – на третий не помнит. Это не говорит о «неспособности», «глупости» и «неготовности учить язык». Это лишь говорит об особенностях восприятия – поэкспериментируйте со способами запоминания. Хотя обычно дети находят гениально простые решения сами. Никогда (!) не говорите ребёнку, что это «не для него», «у него не получается», «мы самые отстающие в группе»: когда он настолько вырастет, чтобы разбить запертую вами дверь, руки его будут в крови, а внутри будет сидеть этот самый зажатый маленький ребёнок и реветь, не помня уже причины. А дверь придётся разбивать, потому что ключа уже будет не сыскать. И не заставляйте учителя сравнивать вашего ребёнка с остальными и уж тем паче – оценивать «способности» к языкам.

Присутствуют родители или нет на занятиях – зависит от порядков развивающего центра. Возможно, вы окажетесь на «скамье поддержки», если в классе предусмотрены места для родителей. Поздравляю, у вас самая сложная роль – готовьте улыбку, неподдельное восхищение в глазах и пальцы вверх. Ловите гордые взгляды своих детей. Вы не представляете, какое разочарование в них разливается, если мама или папа пропустили миг триумфа уткнувшись в телефон. Обычно занятия ведутся по определённой методике, идеальной – не существует.

Кроме группы есть ещё вариант заниматься с преподавателем индивидуально. Тут всё понятно. Удобно, гибко, можно хоть каждый день. Преподаватель должен быть вам и ребёнку приятен.

Ответ. Да. Не без вашей помощи.

Вопрос 4. Можно ли заниматься с ребенком самостоятельно дома? Я не преподаватель.

На самом деле педагогического образования и не требуется. Но ознакомиться с «заводскими установками» детского мозга таки придётся, воспоминание о вашем школьном опыте не поможет. А если вы уже прошерстили тему и знаете язык, то можете дать фору многим преподавателям :)

Если вы сами только изучаете язык. Боитесь «научить не так»? Если вы активно штурмуете язык и мечтаете приобщить к своему чудесному мирку ребёнка, дома всегда присутствует аутентичный фон в исполнении носителей языка, который вы прорабатываете, – радио, аудио, песни, видео. Вы прокачиваетесь. Что такого потрясающе грозного ребёнок может отхватить с вашим участием, что «запорет ему азы языка»? Не стоит также поддаваться панике, когда с ребёнком нужно повторить слова дома или подпеть песенке. Дети – первоклассные имитаторы, чуть позже будут ещё вам ошибки исправлять. В общем, здесь и сейчас вы лишь усердно раздуваете интерес к песенке, словам, языку и жизни :)

Если вы хорошо знаете язык и хотите «поделиться» с ребёнком. Идеально. Ничто вас не стесняет, вы можете вплести иностранный язык в жизнь и болтать на нём с ребёнком хоть в кафе за пирожным, разглядывая книгу. Главное, чтобы вы ловили кайф. Ваши «занятия иностранным» ничем не отличаются от овладения родным русским – часть того, что вы делали раньше на русском, теперь делаете с ребёнком на другом языке.

Если вы сами собираетесь учить язык ради ребёнка. Вот такие ситуации меня ставят в тупик. Может, конечно, за китайским и будущее, но точно не ваше, если каждый его звук вызывает судороги неприятия. «Жертвы», принесённые на алтарь любви, ребёнку вряд ли придутся по вкусу… оно вам надо? Даже если вы хотите «чуток подучить, чтобы помогать ребёнку в школе»… Поверьте в ребёнка – он справится. Вы – без внутренней потребности учить язык – нет.

Ответ. Русским же вы с ребёнком «занимаетесь»? Значит, часть навыков у вас уже есть.

Вопрос 5. Нам уже аж четыре года, а сын подруги начал в два! Нам уже поздно?

Нет понятия «рано» и «поздно».

У Масару Ибука, прогрессивного японского деятеля (не только) в сфере образования, есть замечательная книга «После трёх уже поздно». Бед эта светлая книга наворотила столько же, сколько принесла добра. Конечно, мозг очень восприимчив и гибок в период с рождения до трёх, но это не значит, что к четырём годам жизни ребёнка он сворачивает свою деятельность и – «аста ла виста, бэйба» – оставляет ребенка с трёхлетним багажом знаний. Да, в 10 лет структура языка будет усваиваться по-другому, но мы-то тут знаем, на что способен любой из нас при должном желании и старании в любом возрасте!

Итак, не начав заниматься английским с рождения, полугода или года, вы не лишаете ребенка всех благ мира. Мозг всё равно не будет спать. Развитие моторики, слуха, общение, познание мира, родного языка – работы непочатый край, согласитесь.

Начав же заниматься с ребенком языком по методикам раннего развития, вы не становитесь демоном, угнетающим неокрепший мозг. Мозг умеет защищаться от информационной перегрузки – усталость, капризы, нежелание идти на контакт моментально просигналят, если что-то пойдёт не так. Ну, не даст ребенок себя «уморить». Скорее, вы упадёте от усталости, пропевая одну и ту же песенку десятый раз кряду. Естественно, нужно внимательно относиться к себе и ребёнку! Ваше плохое настроение и нежелание заниматься – тоже сигнал перенести занятие на потом. Ну, и полагаю, никому в голову не придёт кроить урок по школьным выкройкам «забудь на 40 минут, что ты ребёнок»?

Так в чем же разница? Поверхностное наблюдение: у 7-летних детей, которые начали заниматься с года и двух, нет проблем с логикой языка, слёз от глагола to be и вопросов к Вселенной «ну почему здесь именно так?..». Мозг не противится второму языку, он не чужероден, слова легче запоминаются, песни схватываются, меньше утомляемость от занятий. Ещё бы – мозг-то не пылает, аки в него лаву заливают. Не надо «ломать», чтобы строить, в общем. Кстати, таких детей реже угнетают ошибки. Равно, как и недоскональное понимание предложения. Перевод – это отдельный навык, который при необходимости придётся натаскивать с нуля, потому что два языка живут своими жизнями, не сильно привязаны друг к другу, и выразить смысл, а не перевести с русского на иностранный, правильно отреагировать – вот навык, который есть в распоряжении. На вопросы теоретического характера «А почему ты сказал вот так?» обычно в ответ звучит «Потому что это прааааавильно» без дальнейших объяснений, даже если позже вводилось правило. Детский мозг, напитанный инпутом за несколько ранних лет, в пределах данного инпута действует автоматически и не задает лишних вопросов. Поэтому если вы думаете, что в младшей школе такого ребенка можно со спокойной душой отправлять сдавать KET for Schools, то сначала придется прогнать формат экзамена и убедиться, что ребенок отслеживает ошибки, осознает, куда и зачем он идет. Даже если в школе потом «трояк» по контрольным, развито понимание, чувство языка.

Ответ. «Поздно»? Изгоните этого демона из жизни ребёнка уже сейчас.

Вопрос 6. Я учитель, а с ним выстроить занятие не получается, неужели в декрете все навыки растеряла…

Ну, вы же родили не ученика себе? Если мама преподает английский, дети не обязаны быть звездами английского в школе. Ребёнок видит любимую маму. Маму, которая помогает открыть Вселенную и познать мир. Но никак не 4 раза в неделю с трёх до пяти вне зависимости от обстоятельств. Конечно, найдутся примеры, – но если подобная пунктуальность и напор не часть вашей личности, не насилуйте себя и малыша. Решили заниматься с ребёнком самостоятельно – делайте то, что нравится вам (!) в первую очередь. Фальшь раскусят на раз-два.

Дети не учатся, они «проживают», есть только здесь и сейчас. И вот уж удовольствие видеть маму, на дух не выносящую детские песенки, с натянутой улыбкой поющую «Twinkle twinkle little star», всем видом показывая «давай, зайка, ты должен петь» сквозь слёзы. Вам бы тоже не понравилось быть частью надуманной обязанности. Другое дело, если попробовали, и вам вкатило. Экспериментируйте. И не слушайте никого – только себя и ребёнка, потому что в мире нерушимой связи двоих вы как никто другой улавливаете психологический комфорт друг друга.

Ну, опять же – невредно немного информационно подковаться перед занятием с малышом, если вы работали со средней и старшей школой. Это больше не про «объяснить», а про «показать» и дать «прочувствовать». Мы не задумываемся, как делаем это на родном языке, с иностранным же культивируем искусственные «тепличные» условия.

Ответ. Любите себя как учителя и как маму. И разделяйте эти две личности. К организации «занятий» придётся подойти совершенно по-иному.

Вопрос 7. Как пережить все эти страшные этапы, когда всё смешалось в языковой омлет?

В какой-то момент все обязано спутаться, чтобы потом встать на места. Да, ваш ребёнок не билингв в полном понимании слова, но если вы начали очень интенсивные занятия в достаточно нежном возрасте, мозг занят колоссальной сортировочной работой. Что отворяет двери панике: «Это пройдет? Когда? Нам бросить, прийти, когда русский будет уверенным?». С чем самым страшным можно столкнуться?

Будут путаться звуки. Нормально. Мозг занят сортировкой звуков. Рано или поздно до ребёнка дойдет, например, что люди вокруг не кладут язык между зубами, только если не дразнятся))

Будут путаться слова. О, ну это прям наверняка. Слова могут и не путаются вовсе. Ребёнок подменяет длинные русские слова короткими альтернативами. Главное в мире ребенка – быстрый результат. Если Вы порадовались, что ребенок притащил в предложение «Я взял у него book» иноязычную альтернативу «книге» (там ещё и падеж подбирать!) – Вы закрепили успех. Не удивляйтесь потом потоку иностранщины. Радуемся, но поправляем. Была свидетелем ситуации, когда 3-леточка выбежала с занятия к папе и давай прыгать вокруг «Папуля тут! Play with me! Play with me!» и наткнувшись на полный ужаса взгляд отца, которого английский только что лишил контакта с любимой дочерью, вздохнула, негодующе сдула со лба непослушную чёлку, покопалась в голове и повторила мысль «Пошли играть». Так что может быть и суп из целых разноязычных предложений. Семья – ближайший полигон для тестирования изученного, можете ввести правила или часы «учебных стрельб». Всё будет хорошо.

Будут путаться грамматические структуры, «он начал коверкать предложения». Тоже нормально. Значит, идёт процесс анализа грамматики и разделения её между языками. Ребёнок исследует, где заканчивается один языковой мир и начинается другой.

Если вы взялись заниматься с ребёнком иностранным тогда, когда русский только-только стал «проклёвываться», ребёнок вообще может замолчать. Однако ж, это как надо постараться – заливать второй язык в таком же количестве, что и родной. Но именно этого очень многие боятся.

Будут путаться буквы. Иногда спрашивают: «Надеюсь, чтению нас учить не будут? Мы ещё по-русски не читаем, нам сначала по-русски надо». Вы когда учились читать в детстве, тоже наверняка путали парочку-тройку букв, а то и с трудом освоили чтение. Но освоили же. Можно прятать малышей от стаи голодных иностранных слов, но ведь не растерзают же эти слова детский мозг. Сажать за парту и читать по цепочке трёхстраничный рассказ никто не заставит. Некоторые дети начинают на английском читать раньше, чем на русском. Обидно за родной, конечно, но тогда проблему стоит искать в подаче чтения на русском. Неинтересное в этом возрасте трудно «впарить». Опять же, русским ребёнок окружен везде, нагонит. Ну, а результат – две освоенные письменные системы – ничего пагубного для развития нейронных связей не представляет.

В общем, единственная тактика – не давите и не паникуйте, что «Машенька вон уже стихи на двух языках сочиняет». Машенька безоговорочный молодец, Машеньке, чтобы дальше по жизни идти, стихи нужны прямо сейчас – обязательно на двух языках. А вашему ребёнку – нет.

Естественно, каждый осваивает язык по-своему. Некоторые дети без страха ныряют в иноязычный океан с головой, начинают имитировать с первых занятий, неуклюже пока пытаться грести, некоторые сопротивляются, подходят осторожно, пробуют ножкой, косятся на маму – вдруг опасно? У многих детей структура иностранного языка укладывается как родная, а кто-то проживает часть вышеописанных «кризисов». Говорит ли это, что некоторые прирождённые полиглоты? Возможно. Говорит ли это, что остальные будут обречены на монолингвальную жизнь? Слабо верится.

Ответ. Вдох. Подсказываем верный вариант. Выдох.

Вопрос 8. Мы уже учим английский, а тут ребёнок стал проявлять интерес к немецкому. Стоит ли брать третий язык?

Бывает, дети не оставляют выбора. Как-то встретились мы с 5-леточкой с горящими глазами и нехилым багажом для столь юного «япониста» – основные цвета, счёт, животные, «а ещё они часто говорят дэс. Например, нэко дэс». И все это, позвольте отметить, просматривая раз за разом youtube ролики и мультики на японском. Без преподавателя. Потому что интересно.

Но тащить ребёнка в очередную секцию только потому, что английский – уже не модно… Нет, вы не из таких.

Ответ. Если третий язык будет седьмой секцией, можно потомить интерес на ме-е-едленном огне. Если этот третий язык – требование обстановки (садик, другая страна), ребёнок его освоит даже и без усилий с вашей стороны.

Вопрос 9. Когда ждать результата от занятий?

Через много-много лет. Шучу. Но в каждой шутке… Если вы интересуетесь, когда ребёнок будет вам матч дублировать – то когда на переводчика выучится.

Если же вас смущает, что у ребёнка нет «успехов», два года отзанимавшись, он только и может, что перечислить десять животных по пальцам и покрасить их в нужный цвет на картинке, до сих пор криво строит простые предложения, – отбросьте школьное мерило. Нет, сожгите. Жизнь не школа (или лучше сказать, и в школе есть жизнь?..). Реакция на мир у детей диктуется просто – получил ты желаемое или нет. Хочешь клёвый мячик в руки от учителя и быстро – «Ball! Give ME!» первое, что придёт на ум. Все поют песенку на английском – конечно, ты мычишь как умеешь, зато причастен и счастлив. На занятиях мы живём в вольере. В дикой природе, где живёт английский? В путешествии мороженое попросишь на английском – русского там не понимают. С девочкой-иностранкой тоже больше никак не пообщаться. Офигенное оформление для скрапбукинга на youtube будешь слушать на английском, только если на русском не найдёшь. Это логично. Нелогично – говорить на английском для друзей родителей, бабушек-дедушек, в русском садике, потому что все эти люди – часть того клочка мира, где «Я русский».

Поэтому самым логичным ответом на этот вопрос будет… Не ждите, и результат не заставит себя долго ждать. Наслаждайтесь первыми словами, первыми книжками, смейтесь вместе над ляпами в коряво подписанных открытках и оговорками, играйте со словами, крошите их и собирайте новые, ещё никем не сочинённые. Никуда не спешите. И ребёнок научиться любить процесс – и свои ошибки. В школе возьмут в оборот – будут гнать к ЕГЭ. В университете – к работе. На работе – от проекта к проекту. И везде будут учить быстрее жить до следующей «ачивки». А вы учите любить процесс, а не результат.

Ведь, любуясь на «успехи», ослепительно сияющие на воде, как часто мы опускаем взгляд в толщу воды? Не то, что ваш ребёнок будет в пять лет знать 100 первых иероглифов, читать наизусть немецкие стишки, а в 14 лет виртуозно говорить на (вставьте своё) языке – главное. Язык может «не пригодиться» в жизни, как моей подруге, которая в 5 лет изучала французский и больше пока – ни-ни. Язык – это прошивка мозга.

Представьте. Вам три-четыре года. Перед занятием мама поспешно шепчет что-то про «английский» и заталкивает в кабинет. И мир вдруг оказывается настолько огромен, что до некоторых вещей не дотянуться – даже стоя вплотную. И всё переворачивается. Вы упираетесь до слёз, что никакой это не «red», а самый обыкновенный «красный» — Вы же точно-точно знаете.

Говоря на другом языке, мы не просто называем предметы другими именами, мы смотрим на всё сквозь другую призму. В английском замыкаем мир на «себе», в японском и корейском, напротив, внимательно следим, с кем и как разговариваем, а в персидском и турецком плетём из слов волшебные узоры. Безбожно утрирую, конечно.

Язык воспитывает. Русский пестует ту самую «загадочную русскую душу», японский взращивает в нас почтение к старшим, корейский – нечеловеческую работоспособность, вьетнамский – музыкальность, немецкий – ясность мысли и дисциплину, испанский – общительность. А все вместе – человеколюбие.

Хрупкая нить понимания и принятия другой культуры – и людей, в чём-то не похожих на нас, – утолщается с каждым шажком по диковинным языковым тропкам. Мы понимаем как это – «иначе». И чем раньше понимаем, тем меньше шок. Тем больше это часть нас самих. Мы рассуждаем как другой человек. У нас появляется Я-помощник, который истошно кричит «В этой культуре так нельзя, ты обижаешь человека!», когда мы пытаемся отказаться от подарка знакомого японца. Мы обогащаем свою личность другими представлениями о мире, наполняем до краёв – и в нашем распоряжении палитра, чтобы выбрать для своего полотна любую краску. Присутствие второго, третьего, десятого языка, пусть даже чтобы сорвать пену с волн – неуловимое движение на пути к миру-peace… миру-world без войн. Забавно, что мы облекли два понятия в одну форму, правда?

Не прячьте от большого и сложного мира уже сейчас, но не требуйте понять его вот так с наскока. Пока к вам прислушиваются и вашими словами благоговейно дышат.

Не убивайте дракона, его же некому было учить языку Любви…

____________________________________________________________________

P.S. для разволновавшихся. Ни один дракон не пострадал – город отстроен, для жителей организованы курсы драконского :)

Продолжение статьи читайте в материале  — Десятый вопрос, или как мы учим  «драконский» в нежном возрасте 

Picture Credit