Итак, мои дорогие марафонцы, выбравшие кривую китайскую дорожку, к вам снова несёт своё слово Злой Китаист. Почему китаист злой? Потому что мир полон темноты, незнания и нежелания с ними активно бороться, хотя бороться надо. Прочтите статью до конца – сделайте мир лучше, а меня – добрее.

Итак, к делу! Что сейчас происходит с нашими начинающими китаистами? Они копаются в языке, изучают его инструменты, смотрят, что в нём есть, чего в нём нет и как с этим жить. Это можно назвать построением своего представления о китайском языке. Не упустите этот немаловажный этап. Ваша новая языковая картина мира будет мастерски играть на более продвинутых этапах либо за, либо против вас. Так что мой вам совет – будьте внимательны к каждому слову, каждому иероглифу – они хотят много чем с вами поделиться.

Но это лирика, сегодня я не совсем об этом.

Итак, вы успешно начали осваивать первые слова и конструкции. Какой шаг нужно сделать сейчас, чтобы так-таки заговорить? Выучить схему строения предложения!!!

Китайская грамматика, весьма отличная от грамматики флективных европейских языков, сводится, в основном, к СИНТАКСИСУ. Порядок слов, ребята – это для вас теперь необходимая данность. Не пугайтесь, все вполне подъемно. Многие учебные пособия советуют строить предложение по схеме «Кто+когда+делал+что» — учтите, что эта схема верна лишь отчасти.

ОСНОВА ПРЕДЛОЖЕНИЯ.

Наведём же порядок в вашем видении этого немаловажного вопроса!

Итак, давайте посмотрим, какие члены в предложении основные? Большая часть из вас назовёт подлежащее и сказуемое, кто-то добавит дополнение – вот и основа. Так вот, замечу, что китайский относится к языкам с применением прямого порядка слов, кратчайшая схема китайского предложения в лингвистической литературе записывается как SVO, то есть «Подлежащее-сказуемое-дополнение» (желающие могут запомнить как код аэропорта Шереметьево, из которого совершается наибольшее количество вылетов по Москве).

Например: 王力 («Ван Ли» — подлежащее) +想买 («мечтает купить» — сказуемое) 电脑 («компьютер» — дополнение). Вот такая вот основа.

МЕСТО ОПРЕДЕЛЕНИЯ.

Теперь давайте вспомним, что у нас ещё и определения есть.

Второе золотое правило – определение ВСЕГДА предшествует определяемому слову.

Следуя этому правилу, мы видим, что место для него найдется либо перед подлежащим, либо перед дополнением. Запомним, что связь определения и определяемого слова священна отныне для нас, и между ними другие члены предложения пихать (а именно так, ввиду священства этой связи, будут восприниматься ваши попытки что-то изменить) мы не будем – за это сразу грамматическая анафема в виде полного непонимания того, что вы хотите сказать.

Например, дополним предложение определениями 年情 «юный» и 前沿 «передовой», «продвинутый»: 年情的王力想买前沿的电脑 («Юный Ван Ли мечтает купить продвинутый компьютер»).

МЕСТО ОБСТОЯТЕЛЬСТВА.

Не будем забывать и об обстоятельствах. Давайте определимся, что у нас есть обстоятельства места и времени.

Общее правило будет звучать так: место обстоятельств – строго ДО сказуемого, после сказуемого делать им нечего.

Если это обстоятельство времени, то место ему можно найти либо до подлежащего (помним, что если у подлежащего есть определение, то они неразрывны, а значит обстоятельство встает на позицию первого слова в предложении, ПЕРЕД подлежащим и ПЕРЕД предшествующим ему определением), либо после подлежащего, строго ДО сказуемого.

Таким образом если мы захотим сказать, что юный Ван Ли мечтает купить свой компьютер в «один прекрасный день» или «однажды» – 一天, то оба варианта построения фразы: и一天年情的王力想买前沿的电脑, и年情的王力一天想买前沿的电脑 будут верны.

Ещё мы не упомянули такого зверя, как обстоятельство образа действия. Так вот, его место ПРЯМО ПЕРЕД сказуемым, всё логично, оно же как-никак образ действия поясняет.

Давайте представим, что наш герой мечтает так, что прямо «очень» – , тогда получится 年情的王力一天很想买前沿的电脑 или一天年情的王力很想买前沿的电脑。

Казалось бы, всё просто. Но теперь давайте извлечём из чертогов нашей долговременной (я надеюсь) памяти тот факт, что в предыдущем своем слове Злого Китаиста я прозрачно намекала, что слова, в контексте китайского языка – это пластилин. Мы с вами как люди русские существительное ставим на место подлежащего или дополнения потому что это существительное. А теперь внимание!

В китайском языке всё наоборот. Что поставите на место подлежащего, то и будет существительным.

Учитывайте этот принцип при построении предложений. Именно по этой прозаической причине я советовала разлепить в сознании устойчивую ассоциацию между словом по значению и частью речи в предложении  — по факту все может измениться.

Сравните: 我 爱 猫。– «Я люблю кошек», стоит на месте сказуемого, а потому воспринимается носителем как глагол «любить». 我爱人喜欢跑步。– «Мой муж любит пробежки» 爱 – определение к слову «человек», а потому считывается как прилагательное «любимый», «возлюбленный» (в данном предложении входит в состав устойчивого сочетания爱人 – «муж», «любимый человек»); 跑步 – стоит на месте дополнения, потому воспринимается носителем как существительное «пробежка». 我在跑步呢。– «Я сейчас бегаю», «Я на пробежке», 跑步 – стоит на месте сказуемого и воспринимается носителем как глагол «бегать».

Вот такая вот история с основными членами предложения.

Резюмируем: Порядок слов в китайском предложении подчиняется ТРЕМ ВЫСШИМ ЗАКОНАМ:

  1. Подлежащее + сказуемое + дополнение – именно в таком порядке эти члены предложения составляют основу фразы.
  2. Определение ВСЕГДА предшествует определяемому слову (Можно сказать: «Красная книга», — нельзя сказать: «Книга красная»).
  3. Место обстоятельств – ДО сказуемого.

Вот такие дела, дорогие товарищи-китаисты. Всех вас лингвистически обожаю, с верой в лучшее, искренне Ваш Злой Китаист.