09

АВГУСТА, 2016

Когда ты переезжаешь в Германию по любви, с тебя, помимо различной бюрократической ерунды, требуют выучить немецкий хотя бы до уровня А1.  Когда я первый раз об этом услышала, готовясь к переезду, это не сделало меня счастливей: о боже, нужно еще и язык учить, а потом экзамен сдавать. Это звучало как лишняя трата времени, денег и нервов.

Немецкий я учила урывками, иногда сама, иногда с учителем, изредка в группе. Экзамен сдала быстро и легко. Оказалось, что экзамен на сертификат Гёте намного проще, чем подготовительные материалы к нему. Переезд на тот момент казался важнее, чем язык. „Его-то  я точно выучу быстрее и эффективнее в среде“ – думала я.

Подобную глупость я совершала впервые – переехать в страну, язык которой ты толком не знаешь. До этого я путешествовала по англоязычными странам, где выученного в России и оттренированного на каучсерферах английского практически всегда хватало.

В этот же раз всё было иначе. В этот раз вокруг вдруг оказался океан немецкого, в котором мой А1 равнялся умению барахтаться, но никак не плавать. Сравнение с океаном тут не случайно, по ощущениям всё именно так и было.

Паника от ощущения, что ноги не касаются дна. Паника от осознания, что до берега ой-как далеко. Паника от того, что ты один на один со своей паникой.

Ты идёшь в супермаркет и барахтаешься там, выбиваешься из сил. А потом надо к доктору, и с ним тоже из последних сил. Есть люди, которых подобные ситуации заводят, заставляют учиться плавать прямо тут, не отходя от кассы. Я же скорее из тех, кого „брось в воду, она и захлебнётся“.

Таким вот жестким способом я узнала, что я интроверт. Что общение с большим количеством незнакомых людей меня истощает, а уж общение с ними на языке, на котором ты кое-как лепечешь – аду подобно. Так что в итоге инстинкт самосохранения, будь он неладен, нашел для меня другой путь. Работа – уроки английского для русских студентов через скайп, общение – с теми, кто говорит по-английски. В Берлине, куда я переехала, со вторым проблем не было. Или были?

Exif_JPEG_PICTURE

View from the terrace of the Deutsche Technikmuseum. From Posdamerplatz to Alexanderplatz by Hillman54
 Берлин переполнен языками. Выйдя утром за молоком и булочками в ближайший супермаркет, можно услышать от 5-ти разных языков, сильно при этом не прислушиваясь. Сами немцы обычно без проблем разговаривают с тобой на английском. Вопрос только в том, что, выбирая английский, ты скорее попадаешь в круг „иностранцев“, которые надолго в Берлине не остаются. Те, кто действительно тут живёт, обычно говорят на уровне немецкого, достаточном для работы и жизни. То есть со своим хорошим английским я опять же попала в круговерть вечно сменяющихся людей, ака Ад для интроверта.

„Юля, а чего ж ты немецкий-то не учила?“ – спросите вы. А я учила. Я усердно посещала свои курсы в vhs и даже пыталась говорить с людьми по-немецки. Иногда. С доброжелательными незнакомцами.

Со знакомыми же говорить по-немецки я не могла. По началу это весело, когда люди умиляются тому, как ты звучишь на их языке. Однако, когда это делают слишком часто вместо того, чтобы слушать, что ты пытаешься им на этом языке сказать – это начинает напрягать. Очень.

Когда на тебя полгода умиляются или смотрят, как на слабоумного – а именно так ты звучишь на их языке – это в какой-то момент становится невыносимо и отбивает всякое желание говорить на языке.  Кажется, что язык – это преграда, пелена, за которой люди не видят, кто ты на самом деле. И есть ли у тебя возможность показать себя настоящего, такого умного и замечательного, когда ты выглядишь на 30, а звучишь словно пятилетний ребенок?

Поэтому я часто переходила на английский, на котором я могла быть собой, шутить, говорить с нормальной скоростью, не подбирая слова в каждом предложении.

„Границы моего языка означают границы моего Мира“ – слова Людвига Виттгенштайна, которые удивительным образом отражают сущность ситуации,  в которой я оказалась.

Переезжая в Германию, я была полна энергии, амбиций и желаний. Я хотела поступить в университет, хотела поработать в берлинской кофейне или преподавать кому-нибудь английский. Я хотела найти много новых чудесных знакомых и посетить все эти трешовые берлинские выставки.

Но чем больше я пыталась „войти“ в немецкое сообщество, тем больше меня раздражал немецкий. Он как бы стал символом всего того, что мне стало недоступно с переездом. Работать учителем английского? – В Берлине полно нейтивов. Учиться в универе? – сначала нужен С1.  Вечеринки, выставки, социальная жизнь? – всё самое интересное происходит в тех самых разговорах на немецком, в которых я в лучшем случае могла слушать, улыбаться и кивать.

У меня случился завис системы. Мозг не понимал, как это так: только что всё было так просто – общение, работа, учёба. Всё было возможно. А теперь вдруг – ради каждой простейшей вещи приходилось серьёзно работать. Учить немецкий. Мозг обиделся на немецкий язык за это и не только перестал его воспринимать, но и начал его избегать, ухудшая ситуацию.

8754350037_dc66907339_k

На самом деле на тот период жизни я не могу жаловаться, всё было чудесно: я жила в Берлине, постепенно учила язык и путешествовала по Европе.  Только одного не происходило – я не могла полноценно интегрироваться в сообщество, в котором собиралась жить.  А это именно тот фактор, который заставляет людей чувствовать себя чужими, не понятыми и грезить о возвращении на Родину. И тут я совсем не против возвращения людей на Родину, но не для всех этот вариант доступен или логичен на определенном этапе их жизни.

Для меня этот вариант не был выходом.

За первый год я в расслабленном темпе прошла нужные курсы до требуемого Германией сертификата B1 и продолжала учиться. Курсы уровня B2 и Orientierungskurs я проходила уже беременной. B2 – звучало для меня замечательно. Эта цифра ласкала слух, хоть я и знала, что с в реальности моё общение на немецком было словно через периодически зависающий скайп.

А потом наступил день Икс. Рожая в немецкой больнице, я проклинала всех этих создателей учебников, программ и уровней, и всё немецкое государство за то, что они не обязали меня для родов знать немецкий хотя бы на С1. За то, что они не написали в учебнике, что в стрессовой, вроде родов, ситуации от вашего B2 останется только одно слово и отрицание к нему.

DRÜCKEN oder NICHT DRÜCKEN? – это был предел того, что я могла сказать, понять, переспросить в тот день. Словно актёр на сцене, который на премьере забыл весь свой текст.

Мой безумный опыт родов на немецком и вообще существование маленького человека, немецкий которого скоро будет лучше моего, прочистили мне мозг и дали осознать, что в где-то в системе сбой. В итоге я начала искать и нашла. Дружественное community языколюбителей, с которыми вместе мне удалось прокачать свой немецкий до уровня полу-Бога и сдать-таки этот С1, необходимый поступления в универ.

Но это я отвлеклась.  Что я на самом деле хотела сказать – так это то, что я никогда бы в жизни больше так не стала делать: переезжать в страну с уровнем А1.

Учить язык в стране можно, если:

  • Ты приехал сюда специально ради курсов, на каникулы, в языковой лагерь и т.п.
  • Ты молод и бесстрашен.
  • Тебя хлебом не корми, дай с иностранцем поболтать – и не важно с каким выражением лица он на тебя смотрит и что о тебе подумает.
  • Ты толстокожий и целеустремленный экстраверт.
  • У тебя в Германии уже есть работа и/или друзья.
  • Ты безумно влюблен в Германию и её культуру
  • Ты часть невероятного Language Heroes community и умеешь сам учить языки и добиваться результатов быстро и качественно.
  • Ты интроверт, тебе хорошо без людей и у тебя нет особых амбиций, требующих общения с миром.

12177486313_8f74cdd413_k

Еще, никогда в жизни я бы не стала растягивать изучение языка на 3 года, оправдывая это расписаниями курсов, плохими учителями, сложностью языка  и другими факторами. Язык приходит к нам только в одном случае – если мы прикладываем реальные измеримые усилия к его изучению. Не школы и учителя, а мы сами, день за днём.

Дойти до С1 мне помогла одна вещь: воспоминание, что на английском тоже когда-то было сложно.  А потом вдруг стало легко. И вот этого „легко“ – это такой кайф, до которого хочется скорее добраться.

Когда знание языка достигает определенного уровня, вам уже не приходится барахтаться, потому что вы плывёте на крутом океанском лайнере, который, в отличие от Титаника, совсем нелегко потопить. Потому что вы сами его на совесть построили и вы сами в нём капитан.

Стать таким вот капитаном лайнера мне помогли мои любимые Language Heroes. Теперь ни один необходимый для жизни язык я не намерена учить так долго. Теперь ни в одну страну мне не придётся переезжать, не зная языка на достаточном уровне. Ну и… теперь мне не так страшно быть интровертом в изучении языка, потому что я знаю, что нас таких – огого сколько!

Благодарный будущий полиглот,
Юлия Арндт, Sprachdach.de